August 13th, 2016

Деревня

Был четверг. И, судя по запаху в нашем вагоне, четверг был не чистым. Я сидел за столом и слушал матерные песни о тщетности бытия. В купе напротив бесновался чёрт с розовыми бантиками на косичках: он орал, стоял на голове, разговаривал во весь голос. Но никто не обращал на девочку внимания, даже её бабушка оставила попытки образумить внучку и храпела, свесив свою жёлтую пятку в проход между сидениями. Жара стояла адовая. По вагону разносились одурманивающие запахи доширака, курева и прочих продуктов жизнедеятельности. Жутко хотелось выпить чай, но одна мысль о горячей воде удручала. «ПАНТЕРКА!», - заорал чёрт и воткнул мягкой игрушке ручку в зад. Я снял наушники и пошёл за дошираком. Проводник долго копошился в своей бездонной сумке и выудил оттуда венец творения человечества – лапшу быстрого приготовления. За спиной, через перегородку, сидел полный дед в одних трусах и гадал кроссворды. Размышляя о маленькой орущей девочке и деде в труселях, я доел макароны и попёрся проветриться. Поезд подошёл к Тихвину. Мы ехали домой.

А в деревне хорошо, вот пара фотокарточек с места событий.
Collapse )

Олпинада, извините.

Вчера ночью, потирая потные пятки о потные ладони, я смотрел фехтование. Помню, в детстве, с ивовой веточкой в руках, я бегал по разрушенной церкви, школе, заводу в одном лице и представлял, как крушу полчища гвардейцев кардинала. Видимо, от этих воспоминаний во мне проснулся фанат рапиры, шпаги, гранатомёта, фаллоса (всё никак не могу разобраться, чем они там машут). В момент последнего укола нашего Д'Артаньяна я прыгнул с кровати, заорал (БЫААААА) и затряс руками. Дескать, вот так, знай наших! Потом опомнился: чего это я ночью разорался. Лёг и долго не мог уснуть, потому что давно так не волновался при просмотре телека.