March 21st, 2016

Перезагрузка журнала

Оказывается, планшет умеет фотографировать при распознавании улыбки. Так вот, если встать на голову и сделать лицо как у господина Обамы, типа Not bad, то аппарат не считает это за улыбку. Эка незадача, зря только пробовал.

Ниже не читайте, там живёт Его Величество Бред, а выше не живёт.

Самолечение

Вечером на скамейках полным полно народу. Некоторые семьи неторопливо переговариваются, а некоторые при этом отхлёбывают пойло из бутылок в пакетах. Одно дело за рубежом, где в пакете можешь хоть коктейль Молотова переносить, главное – отхлёбывать. Другое дело у нас. Вышел из магазина с «Балтикой девяткой», в целлофан обёрнутой, дал винта. А тут откуда ни возьмись, по щучьему велению, голос: «А что у вас тут? Чего пьём? Нельзя в людных местах! Пройдёмте, гражданин, пройдёмте». Странно, но опакечивание бутылок прижилось. С сигаретами сложнее, в полиэтилен не завернёшь.

       Эдуард Людвигович частенько просиживал штаны на этих скамейках. Пришёл однажды, а людей никаких вокруг нет. Взгромоздился по привычке на спинку. (А то голуби все сидения засрали.) И прилип. Не увидел надпись на объявлении, очки дома забыл. Насилу отклеился, да ещё и в ногу прострел получил. Как давай грешить на скамейку, а сам в одних и тех же ортопедических стельках пятый год ходит.

   На следующий день купил Эдуард Людвигович чудо-матрац, исправляющий всё на свете даже лучше могилы. И так матрац ему полюбился, что решил к спине своей крепко-накрепко его приделать. Очень удобно: как заболело чего – лёг, полежал.

   Как-то рано утром Эдуард Людвигович причесал гребешком свой кустик на макушке, надел уличные тапки с дыркой на левом носке и пошёл мусор выбрасывать. А тут спину от тяжести прихватило. Ещё бы, раз в месяц два пятидесятилитровых ведра на коромысле выносить. Хорошо, что на спине чудо-матрац развевается, как плащ у Бэтмена. Прилёг Эдуард Людвигович в мусорный контейнер полежать да сил набраться. В это время приехал мусоросборник и увёз всё на северную помойку. До южной было ближе, но её закрыли, уж больно сильно воняла.

       Водитель долго заполнял декларации по доставке, запутался, три раза переписывал. В итоге так пропустили. Вывалился из бака Эдуард Людвигович прямиком на угол холодильника «Апшерон» темечком и забыл даже, как его зовут. Встал, помычал, поднял пластинку Франсиса Гойи да зашвырнул её подальше. И начал восхождение на мусорный хребет без кислородной маски. Со всех сторон забором высоким обнесли зловонную кучу, камеры по периметру на столбах прикручены. Видимо, чтобы ничего не украли. Все уголки облазил Эдуард Людвигович, хотел выйти за пределы, но не выпустили. Что-то заполнить нужно было, а как заполнить, если писать не умеешь. Так до сих пор и расхаживает где-то на северной помойке Эдуард Людвигович с матрацем за спиной.

       Лучше бы сразу к врачу записался, ей-богу. А то вон что бывает от самолечения.